Наши начальники на корабле. Капитан

Приветствую, коллеги. Сегодня я хочу начать цикл постов о наших начальниках, или о старшем (и не только) офицерском составе круизного лайнера, которым должны подчиняться музыканты. Обычно, на капитанском коктейле, туристам представляют офицеров круизного лайнера начиная с низших чинов и должностей, и заканчивают самым главным – капитаном, или, как принято называть этого человека на кораблях, – мастером. Без всяких сомнений, капитан – самая важная персона на корабле! Однако, насколько капитан важен для музыкантов? Какое влияние он на них оказывает, и обязаны ли музыканты ему подчиняться?

Помню, в далекие советские времена, капитан был самой главной персоной на советских круизных лайнерах. Это был этакий бог и царь. Он мог позволить себе всё, или почти всё! Он совал свой нос во все сферы деятельности круизного лайнера. Были некоторые капитаны, которые позволяли себе разбудить музыкантов среди ночи, и “попросить” их поиграть на своей затянувшейся вечеринке. Капитан мог взять на работу в судовой оркестр, или отказать любому музыканту, мог предъявить претензии музыкантам, что они играют “не ту музыку”, и т.д. и т.п.

Помню, как-то мы пришли вечером на работу и охренели: на 24 канальном микшере все ручки были выстроены в один ряд, все стояли на “нуле”. То же самое было на кроссоверах и оконечниках. Пока мы стояли и чесали затылки, медленно подошел капитан, и с важным видом сказал, что у нас на сцене был такой бардак, а на аппаратуре было столько пыли, что ему пришлось пригласить бортпроводницу, которая сделала влажную уборку. “И, чтобы такой порядок был всегда на сцене” – строго сказал он. А на следующий день, в австрийском порту Вена, компании пришлось оплатить визит специалиста, который настроил снова всю аппаратуру и сделал для нас саундчек.

На крупных американских и других круизных лайнерах ситуация, конечно, совсем другая. Да, капитан самая важная персона на корабле, но в его прямом подчинении находятся только офицеры и персонал, которые относятся к палубной команде и навигации лайнера. К другим сферам деятельности круизного лайнера капитан не имеет прямого отношения. За всё отвечают старшие офицеры, которые и составляют административный костяк управления жизнедеятельностью плавучего отеля.

С капитаном, конечно, абсолютно все “расшаркиваются”, и “кланяются” ему, но, в большинстве случаев, капитаны — это вполне обычные и приветливые мужики, которые называют вас по имени, и интересуются как у вас дела и т.п.

Несколько лет назад со мной произошел довольно забавный случай. Мы с коллегой почти в каждом порту брали велосипеды, и путешествовали, рассматривая достопримечательности, пользуясь таким удобным видом транспорта. Дело было в Хельсинки – одной из самых уютных и красивых столиц Европы. Номер моего (я арендовал его на корабле) велосипеда был 9. Но его не оказалось на месте. Кто-то взял его без спроса! Я был очень огорчен и раздосадован, т.к. подобрать себе приличный исправный велосипед было не так просто. Пришлось взять велосипед под номером 6, который был похуже. И вот, выбравшись с корабля, я, вдруг, увидел, что какой-то огромный мужик “рассекает” на “моем” велике! Я подъехал к нему, и начал объяснять, что он, мол, не прав, велосипед под номером 9 был арендован мной ранее, и я хочу получить его прямо сейчас. Предложил ему поменяться. Но мужик, наотрез отказывался сделать обмен. Сказал что ему нравится именно зеленый цвет велосипеда, а не белый (который был у меня). К нему подъехала какая-то тетка, которая гневно посмотрела на меня, и сказала, что им пора ехать. Мой коллега начал меня успокаивать: – да ладно, поехали, говорит, и, даже, предложил отдать мне свой велик.

В общем, так и уехал я ни с чем, на белом коне-велосипеде. Вечером же, когда корабль вышел из порта в море, мне позвонил бэнд лидер, и сказал, что меня зовет к себе в каюту капитан, прямо сейчас. Я был в недоумении – зачем это я понадобился мастеру? Никогда такого не было. Может хочет в теннис поиграть, или поучиться на басу?(такое однажды было)).

Я поднялся на 9 палубу. Дверь в каюту капитана была открыта, и я, подойдя к двери увидел, что за столом стоял тот здоровенный детина (наверно, на голову-полторы выше меня), у которого я требовал назад арендованный мной зеленый велосипед. Я постучался и вошел. В каюте был капитан и, на кожаном диване, сидел (наверно, как свидетель) стафф-капитан. Мастер – рослый голландец лет 37-40, посмотрел на меня с победоносным видом и сказал:
– Теперь ты понял, у кого требовал велосипед?
Я молчал, наливаясь краской. Стафф-капитан безучастно смотрел в сторону.
— Ты был очень груб со мной, а мне грубияны на моем лайнере не нужны – продолжал он.
– Да не был я груб. Я просто хотел получить свой велосипед, - говорю.
– Здесь нет твоего велосипеда, – продолжал он. Это я имею право взять любой велосипед! У меня есть свой личный, гораздо лучше и дороже, но я захотел сегодня покататься на корабельном, и ты пытался мне в этом помешать!
Ну, думаю, понесло его. Стою и молчу.
– Со мной еще никто так не разговаривал, – не унимался он. Ты хотел опозорить меня перед моей девушкой! Ты даже пытался вырвать у меня велосипед!
– Я? Пытался вырвать? У вас? – я демонстративно посмотрел на него снизу вверх. Стафф-капитан прикрыв глаза рукой, улыбался, глядя в сторону. Образовалась пауза.  - Что мне сделать с тобой?
– Извините, говорю, если вам показалось, что я был груб.
– Я тебе объявляю выговор с испытательным сроком. Если подобное повторится, я тебя уволю с корабля и с компании.

Тут я понял, что капитан был не прав. Он вел себя со мной не корректно, и не имел привилегий, чтобы лишить меня права на велосипед без всяких оснований. Он подписал приготовленную заранее бумагу с выговором, и дал мне ознакомиться с ней. Я подписал бумагу не читая и спросил, могу ли я идти. Капитан сказал, что инцидент исчерпан. Он получил от меня извинения, я могу быть свободен.

Конечно, мастер не дал ход этой бумаге, т.к. ситуация была не в его пользу. Зато теперь он узнавал меня (и я его) среди многочисленного экипажа, и здоровался со мной за руку))

Ну, а если серьезно, то, как я писал выше, капитан — самая главная фигура на корабле. У него довольно напряженный рабочий день, и он, через своих ответствен- ных старших офицеров, зорко следит за ситуацией на круизном лайнере. Ежедневно проходят планерки и совещания на которых рассматриваются текущие проблемы, и способы решения их. К старшим офицерам относятся отель-менеджер, главный инженер, круиз-директор, старший помощник, стафф-офицер, офицер по безопасности мореплавания, офицер заведующий барами, и, конечно же шеф-повар. И, если у капитана, вдруг, возникнут к вам вопросы, или претензии, он не будет обращаться лично к вам, а скажет круиз-директору, а круиз-директор скажет бэнд-лидеру, а вот бэнд-лидер передаст уж лично вам. Так что, получается, что капитан не является нашим непосредственным начальником.

И, кстати, в экстремальной ситуации приказ «Покинуть борт судна» может отдать только капитан!

К каждому круизному лайнеру приписаны два капитана, которые меняют друг-друга каждые 2-3 месяца. И, если честно, я никогда не интересуюсь кто там у нас текущий капитан, т.к. не пересекаюсь с ним по работе. Я могу узнать его только по погонам — большего всего лычек (полос на погонах) — значит это капитан)) И, без сомнения, если бы я знал тогда, что «мой» зеленый велосипед взял в своё пользование капитан, то даже не подъехал бы к нему, когда увидел. А, если бы и встретился лицом к лицу на велосипеде, то сказал бы:
— Да катайтесь сколько угодно, сэр. У меня, вот, есть прекрасный белый велосипед!)))



style="display:inline-block;width:468px;height:60px"
data-ad-client="ca-pub-5619607233467066"
data-ad-slot="6666673699">

Leave a Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

');s.append('
');s.append('
');s.append('
');s.append('
');s.append('
');s.append('
');s.find('a').attr({target: '_blank'}).css({opacity: 0.5}).hover(function(){jQuery(this).css({opacity: 1});},function(){jQuery(this).css({opacity: 0.7});});s.hover(function(){jQuery(this).find('a').css({opacity: 0.7});},function(){jQuery(this).find('a').css({opacity: 0.5});});jQuery('.hbmore').css({opacity: 0.5}).hover(function(){jQuery(this).css({opacity: 0.8});},function(){jQuery(this).css({opacity: 0.5});});jQuery('#hb_prev').hide();var hbcounter=0;var blocksqty=1;jQuery('#hb_next').click(function(){jQuery('.hbblock'+hbcounter).animate({height: 'hide'},300);hbcounter++;jQuery('.hbblock'+hbcounter).animate({height: 'show'},300);if(hbcounter>0){jQuery('#hb_prev').show();}if (hbcounter==blocksqty-1){jQuery('#hb_next').hide();}});jQuery('#hb_prev').click(function(){jQuery('.hbblock'+hbcounter).animate({height: 'hide'},300);hbcounter--;jQuery('.hbblock'+hbcounter).animate({height: 'show'},300);if(hbcounter==0){jQuery('#hb_prev').hide();}if(hbcounter>=0){jQuery('#hb_next').show();}});})}